Дети с аутизмом хотят учиться и ждут помощи

Share Button

Корреспонденты «Благо Твори» побывали в государственной бюджетной специализированной школе №13 (ГБСКОУ №13).

В сентябре здесь открылся класс для детей с аутизмом. Для работы привлечены специалисты из коммерческой организации «Центр прикладного поведенческого анализа». Дети, которые учатся в этом классе, имеют тяжелую форму аутизма. На сегодня класс в 13-й школе — единственный, где детям с аутизмом могут предоставить отдельного наставника и подходящие классы для инклюзивного образования. Сегодня он под угрозой закрытия из-за недостатка финансирования.

Денег осталось лишь на месяц обучения. Создали этот класс три мужественные женщины — мамы этих детишек. Они отчаялись получить хоть какую-то государственную поддержку и учредили свой Фонд помощи детям с нарушениями развития «Открытая дверь». В этом материале мы расскажем о том, чего им это стоило, с какими проблемами они столкнулись и как сложно учить таких деток.

Первое знакомство

Они другие. Мы почувствовали это сразу, как только в класс вошли трое симпатичных мальчиков. Они разные: Владик — улыбчивый, Миша и Олег — задумчивые, серьезные не по годам. Объединяет их одно: они живут в своем, закрытом для всех мире, где происходит какая-то сложная, непостижимая для нас работа, от которой их можно отвлечь, но реакция будет непредсказуемой.

На нас они тоже отреагировали по-разному. Владик подошел к нашему фотокору Саше Гальперину, коснулся плеча, пощупал. Педагог рассказала нам, что так он знакомится с новыми людьми. Миша неожиданно испугался вспышек фотоаппарата и заплакал. И только когда его посадили за парту, успокоился. Наш фотокор расстроился, обычно дети обожают фотографироваться, а тут — страдания. Непросто оказалось и с Владиком. Он все время отвлекался, куда-то пытался уйти. Особенность этих детей в том, что они реагируют на все не сразу, а с задержкой, плохо концентрируясь на просьбах людей вообще, а уж новых для них — тем более. Они не умеют дружить, не умеют общаться, очень сложно в принципе сфокусировать их внимание.

Вот что нам рассказала об этих детях куратор работы класса Наталья МАЛКОВА:

— У них затруднено восприятие себя в окружающей среде, свой роли, необходимости радоваться или грустить в той или иной ситуации, поэтому они могут, к примеру, засмеяться в неподходящий момент. У них нарушена эмоциональная сфера. Мы своим обращением пытаемся включить их во взаимодействие, даем им обратную связь (ты постарался, молодец, или: давай попробуем еще раз!). Особенность обучения детей с аутизмом в том, что им нужны многократные повторения. Материал нужно закреплять с разными людьми и в разных местах. Поэтому, конечно, учиться вместе с обычными детьми для них огромный труд.

И, тем не менее, Миша, Олег и Влад пришли за руку с детьми из обычных классов. Оказалось, что они дружат.

Вот что рассказал первоклассник Дима о друге из специального класса:

— Мы с Владиком дружим. Он добрый и хороший, всегда дает мне играть своими игрушками и никогда не жадничает.

А Ульяна из второго класса очень тепло отзывалась о Мише (том самом, который испугался фотокорреспондента):

— Я Мишу знаю давно, он хороший, послушный, меня слушает. Мы с ним вместе рисуем снеговика, я рисую Снегурочку, а Миша — Деда Мороза. Иногда играем после школы.

А Филиппа с улыбчивым Олегом связывают еще и общие увлечения:

— Мы с Олегом вместе уроки песни проводим. По характеру он добрый, вместе играем в гуси-лебеди. Я был гусем.

Успехи и методики

Как удалось подружить детей, которые ранее избегали какого-либо общения? Ведь заставить общаться таких детей без их желания невозможно! Но взрослые нашли выход. Об этом нам рассказала мама одного из мальчиков Ольга Тихомирова:

— Детям сложно общаться, поэтому мы решили попробовать водить их на уроки к обычным детям, чтобы они имели возможность брать с них пример нормального социального поведения. Но для того чтобы они на занятиях хоть что-то воспринимали, мы предварительно штудировали с ними «черновик» урока. И только потом вели детей на этот урок в обычный класс. Результаты превзошли ожидания. Постепенно наши дети привыкли к ребятам из обычного класса и даже нашли себе там друзей. Ученики обычного класса спорят и чуть ли не дерутся за то, чтобы водить за руку наших детей, к примеру, в столовую и всячески помогать им. Это хорошая практика. Она помогает не только нашим детям социализироваться, но и обычным детям стать более чуткими, заботливыми.

Учителя стараются привлечь детей из специализированного класса к играм обычных детей на переменках.

— Реагируют дети с аутизмом по-разному: кому-то интересно — они смотрят на других детей, даже берут их за руки, участвуют в групповой игре, а кто-то пугается шума и не понимает, что делать, кто-то стремится уйти. Дети из других классов хорошо относятся к нашим, стараются им помогать. Вообще, чем раньше обычные дети будут сталкиваться с необычными, тем быстрее они поймут, что все люди разные и ко всем нужен особый подход. Толерантное общество нужно воспитывать с детства, — убеждена Наталья Малкова.

По словам Инны Тихоновой, в таких классах не должно быть больше семи детей, поскольку с каждым надо заниматься индивидуально.

В этом классе всего три ребенка. Учатся они с 9 до 14-15 часов. У каждого есть свой тьютор, который занимается с ребенком один на один как педагог по индивидуальной программе, а также помогает ребенку во всем, в том числе одеться, умыться, пойти на прогулку, принять пищу. А на физкультуру и музыку особых детей водят заниматься к обычным детям, чтобы ускорить их социализацию. В дальнейшем планируется совместные уроки и по остальным предметам.

Педагоги и родители научились активно использовать одну из особенностей таких детей: они значительно лучше запоминают, если обращаться к ним эмоционально. Педагоги строят общение с детьми, в том числе с помощью визуального расписания. Это ряд картинок, с помощью которых они объясняют детям, что они делают сейчас, что будут делать далее и что им в итоге за это будет. Очень много пособий участники проекта делают сами.

Конечно, «Метод прикладного поведенческого анализа» давно известен в Америке и Европе, по нему работают с детьми с аутизмом ни одно десятилетие. У нас же таких специалистов не готовят. Однако даже того, что удалось сделать тьюторам и педагогам, только полгода работающих по данной методике, уже довольно для того, чтобы говорить об очевидном успехе таких занятий и нужности такого класса.

Итоги полугодового обучения

Родители довольны теми изменениями, которые произошли с детьми за эти полгода. Они стали более спокойны, дружелюбны, общительны. У них появились друзья. Удовлетворены и педагоги.

— Мы видим прогресс в обучении. Кто-то научился делать простые движения руками, например, похлопывание и стук по коленкам, кто-то научился находиться в среде сверстников без нежелательного поведения (расстраиваться, убегать, плакать), кто-то научился играть с другими детьми, смотреть на другого. Они научились воспринимать информацию, пусть даже повторенную многократно. Результаты зависят от целей, которые мы ставим: если мы ставим небольшие, но конкретные цели, мы будем их быстро достигать и радоваться, — убеждена Наталья Малкова.

Но сегодня класс под угрозой закрытия. Средств на его содержание, по словам Инны Тихоновой, хватит всего на месяц. Как всегда, любое благое дело в России упирается в финансовое обеспечение. Сегодня чиновники нам твердят о заботе об инвалидах, о множестве социальных программ, свалившихся на их головы. Что же происходит на самом деле? Давайте разбираться.

Мытарства родителей или спасение утопающих — дело рук самих утопающих

Учредитель фонда Инна Тихонова рассказала мне историю создания Фонда помощи детям с нарушениями развития.

Началось все с того, что три мамы, отчаявшиеся найти хоть какую-то государственную поддержку для обучения и социализации своих детей, узнали о чудесной методике, которая помогает малышам с аутизмом адаптироваться в окружающей среде и нормально учиться. У нас, как выяснилось, ни одно государственное учебное заведение таких специалистов не готовит, и никто официально с этой методикой не работает за исключением коммерческих центров. Тогда и возникла идея создать фонд и всем миром собрать средства на организацию подобных классов в школах для всех таких сложных деток.

Однако все оказалось не так просто. Вопрос первый: где взять деньги? Вопрос второй: где открыть такие классы? Дело в том, что директора обычных и коррекционных школ, к которым обращались родители, не захотели создавать такие классы: ну зачем им еще одна головная боль?

Пришлось опять уткнуться в государственную стену. Обратились за помощью к депутату Анастасии Мельниковой. Она честно переслала обращение мам в комитет по образованию и в комитет по социальной политике. Оттуда пришел ответ: все, что можно, сделано, условия для обучения в том числе детей с аутизмом созданы в коррекционных школах.

Однако Инна утверждает, что эти условия созданы только на бумаге, на самом деле их не существует, как нет и специалистов, готовых работать по этой методике.

Тем не менее, как говорится, кто ищет, тот найдет. В итоге настойчивые мамы нашли школу, где директор не побоялся создать такой класс. Это школа №13 Приморского района (ГБСКОУ№13). И такой опыт для петербургской школы — уникальный. И еще Алена благодарит друзей и знакомых, а также московский фонд «Выход», организованный Авдотьей Смирновой, которые оказали неоценимую материальную помощь фонду. Но эти средства уже на исходе.

— Времени упущено много. Дети растут. А класс под угрозой закрытия. Мы очень ждем помощи! Ведь в будущем фонд планирует взять в класс новых учеников, а также открыть еще не один подобный класс. Присоединяйтесь к нам, услышьте о нас, и мы будем вместе бороться за будущее наших детей. Это реально: методика есть, класс есть, осталось найти источник финансирования. Помогите! – призывает Инна Тихонова.

Наша редакция присоединяется к этому крику о помощи. Ведь сколько родителей остались один на один с такой проблемой.

Если вы можете посодействовать Фонду помощи детям с нарушениями развития, обращайтесь в редакцию «Благо Твори». Мы предоставим нужные контакты.


Автор: Лидия Березнякова, фото Александра Гальперина

 

 

Share Button

Оставьте первым свое мнение.

Прокомментировать