Сказано — и не сделано!

Share Button

Мать-героиня, вырастившая 20 детей, заслужила квартиру. Только никто не спешит выделять Екатерине Тумановой жилье. Говорят, ничего такого особенного в жизни она не сделала.

На недавно проходившем в Санкт-Петербургском ТЮЗе им. А. А. Брянцева телепроекте «Герои нашего времени» (запись от 13 декабря на телеканале «Санкт-Петербург») на сцену вместе с киноактерами и их реальными прототипами была приглашена Екатерина Васильевна Туманова. Абсолютно уникальная женщина. Она не то чтобы повторила, а даже и превзошла пример женщины-героини, роль которой сыграла в картине «Однажды двадцать лет спустя» актриса Наталья Гундарева. У киношной мамы было 10 детей, Екатерина Туманова воспитала двадцать!

На сцену она вышла с восемью детьми. Красивые, нарядные, благополучные и счастливые малыши и подростки. Остальные или остались дома, в Сосновом Бору под Питером, или живут в других городах, учатся, работают, уже растят собственных детей.

После передачи мы встретились с Екатериной на телеканале «Санкт-Петербург», куда она приехала вместе с народной артисткой СССР Людмилой Чурсиной рассказать об участии в проекте «Герои нашего времени». Людмила Алексеевна искренне прониклась судьбой многодетной матери, привезла мешок конфет для детей, музыкальный диск.

— Я вижу перед собой пример, который подкупает своей добротой, благородством, такую любовь к детям и детей к своей матери не сыграешь. В этой семье любовь — основное чувство, — восхищена Людмила Чурсина.

А получилась так, что Екатерина, будучи замужем, растила собственных троих детей. А потом случилось несчастье в семье родного брата — запил он горькую вместе с женой, их лишили родительских прав, и троим племянникам грозила отправка в детский дом. Екатерина решилась на отважный шаг: взяла к себе в семью детей брата.

— А потом как будто шлюз открылся, — вспоминает Екатерина. — Увидела объявление в газете, что дети ищут приемных родителей. Пришла в приют… Я не изучала истории болезни детей, не узнавала, кто родители, какая наследственность, есть ли патологии, психические отклонения. Дети обнимали меня, называли мамой, и с этой минуты мы становились неразлучны.

Таких брошенных, необласканных, необогретых, недовоспитанных и недолеченных детей Екатерина взяла в свою семью в течение нескольких лет 14 человек! Кто-то из юных зрителей на шоу в ТЮЗе спросил: «А можно любить чужих детей?» Вопрос не то что удивил Екатерину, она просто не знает другого ответа: она начинала любить этих детей с первой минуты.

— Я брала их с самыми разными болячками. Выяснилось, что у Ангелины задержка психо-речевого развития, с ней надо было особо заниматься. У Алены — проблемы с кишечником, и ей пришлось делать операцию, и теперь дочка на диете, ей надо готовить еду отдельно. У Юли в 8 лет была операция на сердце, еще до того, как мы с мужем взяли ее в семью. Выхаживали детей, много занимались, нанимали логопедов и массажистов. А главное — это любовь, внимание, терпение. Ни одного ребенка за все время я не наказала, не поставила в угол. Отчаяние — да, порой наступало, что не могу справиться достойно. Но никогда мысли даже не мелькнуло, чтобы кого-то из детей вернуть в детский дом. До того, как мы взяли в свою семью Алину, ее дважды возвращали приемные родители, и она пришла к нам с большим сомнением. Сейчас Алина уже выросла, ей 20 лет, и когда уезжала в Череповец учиться в колледж на швею-технолога, призналась: «Мамочка, спасибо тебе, что у тебя хватило терпения меня воспитать, и ты меня никуда не сдала». Аня была трудным подростком, на ее глазах убили отца, мать запила. Училась на одни двойки. Мы с мужем много с Аней занимались, уроки вместе делали, девочка окончила школу успешно, поступила в институт на экономиста, она знает, что у нее есть любящая семья, родные люди, ей есть куда прийти с любой проблемой, поделиться и бедой, и радостью.

Алеше сейчас 14. Разговаривать с ним можно только по-доброму, с мягкой улыбкой, как это и умеет Екатерина Туманова. Любой окрик, наказание воспринимается им очень остро, мальчик становится агрессивным и неуправляемым. Екатерина Васильевна консультировалась с психологом, который сказал, что такие свойства у ребенка заложены на генном уровне, лечение — только добром и терпением. Не раз Алеша признавался своей приемной маме, что очень ее любит.

Екатерина рассказывает, что муж, Александр Лукин, в свое время не пустил ее работать в приют, сказал, что иначе все дети переселились бы к ним в дом. Но сам Александр тоже добрейший человек, и против ни одного ребенка не был. В прошлом году Александр неожиданно умер — сердце остановилось. Семье, конечно, сразу стало труднее справляться с многочисленными материальными проблемами, а уж о моральной, психологической поддержке и говорить нечего.

— Саша был нашей опорой, нашим надежным плечом, — рассказывает Екатерина. — Он занимал неплохую должность, был слесарем механосборочных работ в Центральном конструкторском бюро машиностроения, получал хорошо, мы смогли в свое время и машину легковую купить, правда, она теперь нам совсем мала стала, но хоть какие-то колеса есть, водить я научилась Пособия получаю на 11 несовершеннолетних детей, на дошкольников 6800, а на старших детей по 8 тысяч. Я работаю младшим воспитателем в детском саду, зарплата скромная. Особенно не разгуляешься, но нам хватает.

О главной своей проблеме Екатерина упоминает совсем вскользь, только когда я начинаю ее расспрашивать о подробностях жизни многочисленной семьи.

Живет Екатерина с 11 детьми в шестикомнатной квартире, которую семья арендует у благотворительного общества «Ключ» по приемлемой цене, оплачивает все коммунальные услуги, счета за электричество, воду, газ и так далее. Квартира на первом этаже и отапливается очень плохо — потому с осени по весну приходится включать несколько электрических печек, обогрев почти 130 метров площади выливается в приличные суммы. Екатерина рассказывает об этом с улыбкой, не привыкла жаловаться, считает, что трудности надо преодолевать легко, без напряжения.

— Вот так, наверное, моя улыбка вводит в заблуждение и главу нашей районной администрации, — рассказывает Екатерина. — Кажется, что все в моей жизни протекает успешно и без проблем. Ну да! В прошлом году я, как многодетная мать, стала «Женщиной года» в Ленинградской области, а в этом году меня отметили как героиню победившего на творческом журналистском конкурсе «Сезам-2015» телерепортажа Анастасии Щербаковой. После этого события губернатор Александр Дрозденко с большой трибуны при большом стечении журналистов пообещал мне выделить квартиру. Это было бы очень кстати — у меня же нет своей площади. Три комнаты и кухня в общежитии, которые числились за мной, давно занимают мои дети с семьями. Думаю, где жить мне самой, когда дети подрастут? Конечно, нужна двух- или трехкомнатная квартира, чтобы я могла туда переселиться и принимать у себя детей, когда они будут приезжать в гости. Но теперь никто о выделении квартиры уже не вспоминает, наоборот, в кабинетах начальников я встречаю удивление: «А что ты такого особенного сделала, чтобы тебе жилье вне очереди дали?». Я подсчитала, что по льготной очереди я по счету 200-я, а по общей — 500-я. Сколько же десятков лет должно пройти, чтобы я свои законные метры получила?

— Все равно мне грех жаловаться, — продолжает Екатерина. — С отделом опеки у меня прекрасные отношения, с любой проблемой могу прийти — решат. Наоборот, хочу выразить благодарность хорошему отзывчивому человеку Маргарите Геннадьевне Елисеевой. И со школой тоже нет трудностей, не обижают там моих деток, все — и учителя, и ученики — относятся с пониманием и вниманием к некоторым их психологическим особенностям.

Екатерина улыбается на прощание. А во мне занозой сидит мысль: ну вот как можно не видеть и не ценить таких редких по доброте и ответственности матерей, чтобы не облегчить их непростую жизнь? Служение Екатерины Тумановой приемным детям никакими метрами и деньгами не измерить. Так уж выделите многодетной матери самое малое — квартиру, которую пообещал губернатор. Но почему-то, как это часто у нас бывает, сказано — не сделано…


Автор: Елена ДОБРЯКОВА
Фото Александра ГАЛЬПЕРИНА и Натальи Кореновской

Share Button

Оставьте первым свое мнение.

Прокомментировать