Инклюзивный театр рождается на наших глазах

Share Button

Особенные актеры играют вместе с профессионалами сцены.

В рамках IV Международного культурного форума театральные критики, режиссеры, журналисты и обычные зрители могли увидеть интересные опыты сценических постановок, которые убеждают в том, что театр — это не только явление искусства, но в очень большой степени — процесс социальный.

Что такое инклюзивный театральный проект? Понятие новое, но уже набравшее рост и популярность в обществе.

О том, чтобы на одну сцену выходили играть профессиональные актеры и люди, имеющие особенности в психике, в физическом состоянии, страдающие синдромом дауна, аутисты, глухонемые, — об этом еще некоторое время назад и помыслить было невозможно. В Европе такой театр существует как минимум лет двадцать, в России же мы наблюдаем лишь начало процесса.

Можно, конечно, говорить о том, что в соединении профессионального театра и творчества людей с ограниченными возможностями заключается благородная миссия — адаптировать и реабилитировать в общество этих людей, помочь им раскрыть свой потенциал. И об этом, конечно же, говорить важно и нужно. Однако тогда не было бы столь пристального внимания театральных критиков к этому явлению. Но вот в дни форума случились те спектакли, которые убедили: инклюзивный театр — это не игра в поддавки, это искусство, существование на равных профессиональных и непрофессиональных актеров, поиск новых художественных форм, когда ограниченные возможности нагружаются новой глубиной и смыслами.

На сцене Театра им. Ленсовета была представлены три эскиза инклюзивной театральной лаборатории «Со-единение», которая был организована Фондом поддержки слепоглухих «Со-единение» (при содействии Министерства культуры России) и кураторов лаборатории — театральных педагогов и режиссеров Олега Кудряшова (ГИТИС), Дмитрия Брусникина (Школа-студия МХАТ) и Михаила Борисова (театральный институт им. Б. Щукина). Были взяты для постановки три классических произведения — «Женитьба» Гоголя, «Чайка» Чехова и «Кармен» Мериме.

В эскизе «Женитьбы» (режиссер Михаил Фейгин) зритель не сразу даже понимал, какие артисты перед ним: профессиональные или нет, действие было решено пластически интересно, энергично жестикулирующая, мычащая сваха (ее играла глухонемая актриса) добавляла колорита. Ограниченный в движениях, щуплый Подколесин убеждал в нерешительности и половинчатости всех его действий. Когда вышел к зрителям жених без кистей рук и без ног, вспомнилось гоголевское «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича…» Иностранные эксперты в один голос оценили эту работу как безусловно интересную, точную по подбору артистов, выявляющую новые смыслы произведения.

Режиссер Ольга Прихудайлова представила интерпретацию «Чайки», где актеры существовали как бы внутри характера и вне его. Образ Константина как художника, который культяпками рисует размашистые линии, создавая своего рода contemporary art, а потом затихающего где-то в себе, остановившегося, добавляет болезненности в состоянии любого художника, который ищет и порой не находит своего пути.

По общему признанию, эскиз «Кармен» в постановке Михаила Борисова и Светланы Опаленик получился внешне красивым, там было много движений, пластики, танца, но задача — открытие новых аспектов инклюзивного театра — не совсем была выполнена. Хотя любая попытка интегрирования людей с ограниченными возможностями в театральное действие уже достойна уважения.

По сложному пути пошел Большой драматический театр им. Г. Товстоногова. Режиссер Борис Павлович осуществил постановку «Язык птиц», к которой привлек профессиональных артистов и людей-аутистов, которые занимаются в центре «Антон тут рядом». Общение, знакомство с особенностями друг друга, репетиции спектакля, в основу которого легла философская поэма суфийского персидского мыслителя Фарида ад-Дина Аттара, шли больше года. Привычные актерские наработки и штампы были отброшены, способ сосуществования людей с разными возможностями нащупывался долго, интуитивно, рождались актерские этюды, музыкальные импровизации, пластические решения.

Особенность этого спектакля в том, что актеры-аутисты иногда могут выйти из-под контроля, пойти по воле своих ощущений, желаний, и потому профессиональным актерам приходится еще выполнять и роль психологов, поддерживать и ободрять своих партнеров.

Как социальный проект спектакль может войти в репертуар театра.


Елена Добрякова, фото автора и пресс-службы инклюзивного театрального проекта «Со-единение»

 

Share Button

Оставьте первым свое мнение.

Прокомментировать