«Мы продолжаем поиски до последнего»

Share Button

Добровольцы готовы спасать попавших в беду, не получая за это деньги.

Каждый год в лесах Ленинградской области теряются по несколько сотен людей. На их поиски выезжают сотрудники МЧС, однако их слишком мало, чтобы успеть помочь всем заблудившимся, и поэтому в Северной столице существует сообщество добровольцев, тоже занимающееся поисково-спасательными работами — Санкт-Петербургская региональная общественная организация «Объединение добровольных спасателей «Экстремум».

Состоящие в ней петербуржцы выезжают на поиски заблудившихся в лесу, а кроме того помогают штатным пожарным, дежурят на массовых мероприятиях для оказания первой помощи, спасают оказавшихся в опасности животных.

Впрочем, их можно с полным правом назвать профессиональными спасателями.

— Думаю, что могу с полным правом называть нас профессионалами. Пусть и не в прямом смысле, поскольку мы не получаем денег за эту работу, — считает член поисково-спасательного отряда «Экстремум» Юрий Школьников. — Потому что это единственное наше отличие от тех, кто работает спасателем: подготовка у нас не хуже, чем у них, опыт, навыки — тоже, и мы в первую очередь — спасатели, а уже потом — добровольцы.

И это не просто слова. ПСО «Экстремум» — не просто объединение, а лицензированное на право проведения спасательных работ общественное аварийно-спасательное формирование, и все его члены — аттестованные спасатели. Для того чтобы стать членом организации «Экстремум» и в частности ее поисково-спасательного отряда, необходимо очень много учиться, тренироваться и участвовать в поисках людей в качестве помощника более опытных коллег. В процессе этой учебы все, кто не готов уделять достаточно времени  деятельности организации, отсеиваются — остаются те, для кого поиск и спасение людей становится призванием.

Юрий Школьников, по образованию специалист по связям с общественностью, «дорос» до члена поисково-спасательного отряда за три года. А само желание как-то помогать людям появилось у него еще в студенческие годы, когда он начал увлекаться походами.

— Походы я полюбил еще по рассказам родителей, объехавших всю Россию, и как только появилась такая возможность, стал и сам ходить в лес с палаткой, — рассказывает Юрий. — В поход всегда собирался по всем правилам, брал с собой и аптечку, но несколько смущало, что толком пользоваться ею не умею. Стал искать какие-нибудь курсы оказания первой помощи, но все, что мне удалось найти, было каким-то поверхностным: обучение там занимало всего два-три дня. Это, конечно, уже неплохо, но хотелось более тщательной подготовки. В конце концов, я узнал о курсах спасателей, проводимых «Экстремумом» и длящихся около трех месяцев. После обучения понял, что, с одной стороны, знания, и не только в первой помощи, надо применять, и, с другой стороны, их надо постоянно совершенствовать. Так и стал добровольным помощником в отряде.

Добровольный помощник — это начальный этап работы в «Экстремуме», во время которого особых обязанностей у волонтера еще нет. Он может помогать более опытным товарищам, когда захочет, выезжать с ними в лес. Те добровольные помощники, которые проделывают все это регулярно, при желании становятся членами «Экстремума», и у них появляются определенные обязанности и ответственность: они могут участвовать в поисках в качестве старших поисковых групп, после обучения выступать в роли дежурных координаторов поисково-спасательных работ — принимая звонки от родственников потерявшихся или из ЦУКС МЧС, координируя работу спасателей, стать дежурным руководителем поисков… А если человек хорошо справляется со всем этим, он может стать членом поисково-спасательного отряда. Там обязанностей и ответственности еще больше.

Всего в «Экстремуме» сейчас около 350 человек, из них примерно 150 являются членами организации, в том числе 50 — спасателями ПСО. Некоторые из них выходят в лес на поиски десятки раз за сезон, некоторые — меньше: все зависит от того, насколько человек загружен на основной работе и в семье. Принято считать, что в добровольцы чаще идут совсем молодые люди, но большинство спасателей в этой организации — семейные и состоявшиеся на работе люди старше тридцати лет. Те, кто уже устроил собственную жизнь и понял, что ему этого недостаточно, что хочется чего-то большего, хочется делать что-то полезное не только для своих родных, но и вообще для всех, кто в этом нуждается.

Есть мнение, что поисковики-волонтеры, особенно новички справляются с поиском даже лучше опытных профессионалов — потому что, в отличие от них, до последнего верят в то, что человека можно найти, и не отказываются от поисков даже в тех случаях, когда профессионалы считают дело безнадежным. Но, по мнению Юрия Школьникова, это утверждение не совсем верно.

— Верит человек в успех поиска или не верит — далеко не так важно, как некоторые думают, потому что существуют строгие правила ведения поисков, и их придерживаются и опытные спасатели, и новички, — объяснил Юрий Школьников. — Дежурный руководитель поисково-спасательных работ ставит задачу, и поисковые группы ее выполняют. Мы продолжаем поиски до последнего и прекращаем их крайне редко, только если становится ясно, что сочетание различных факторов не оставляет шансов на успех. В прошлом году, например, наши ребята вывели из леса 208 человек, и только в трех процентах случаев мы никого не нашли и были вынуждены перестать искать. Спасатели продолжают искать и неделю, и две, потому что были случаи, когда заблудившихся людей находили живыми даже через десять-двенадцать дней. Так что, скорее, не новичок, а опытный поисковик больше верит в успех: он уже знает о таких случаях, а возможно, и сам находил людей через много дней после их исчезновения.

Таких историй волонтеры «Экстремума» могут вспомнить очень много. Один раз, например, им пришлось искать пожилую женщину в практически непроходимом буреломе. Спасателям с трудом удавалось пробираться через нагромождение поваленных деревьев, и у многих были сомнения, что этим же путем мог идти старый и слабый человек. Однако все указывало на то, что старушка должна быть именно там, и в итоге поисковики действительно обнаружили ее в центре самого большого завала – живую, но очень уставшую. Выносить ее из леса на носилках пришлось едва ли не дольше, чем искать, а о том, как она смогла добраться до этого места, спасатели до сих пор могут только догадываться.

— Пожилые  люди вообще часто оказываются гораздо выносливее молодых, правда, и теряются значительно чаще, — поделился своими наблюдениями Школьников. — Нам случалось находить девяностолетних грибников, пропадавших в лесу почти две недели – сильно обезвоженных, но живых. А вот молодежь нередко оказывается слабее и ведет себя в лесу не очень разумно. Один парень лет шестнадцати провел в лесу всего полночи, и у него был мобильный телефон, по которому мы объясняли, что ему делать. Но он страшно волновался и не выполнял наши инструкции. Зажег костер, а потом зачем-то потушил его и ушел с этого места, разрядил телефон, подсвечивая им дорогу… Или другой случай: военный с женой, у которого был с собой и телефон, и компас, шел по этому компасу совершенно не в ту сторону и не слушал наших просьб повернуть, так как доверял компасу, а не нам. К счастью мы успели их догнать раньше, чем у пары кончились силы на марш-бросок в неизвестном направлении.

А вообще, заблудиться в лесу может кто угодно. Даже мастер спорта по ориентированию — был у «Экстремума» и такой случай. Так что без дела добровольные спасатели не остаются.

Телефоны дежурного координатора:

+7 (812) 933 24-36
+7 (921) 933 24-36

По этим телефонам можно звонить круглосуточно, если человек потерялся где-то за городом или если хотя бы есть такая вероятность.

Также по этим телефонам можно звонить с 10.00 до 20.00 по вопросам обучения, волонтерства и любым другим.

Телефон дежурного координатора службы спасения животных «КОШКИСПАС»:
+7 (931) 288 36-22.

По нему можно звонить 9.00 до 22.00, если требуется помощь домашнему животному (оно где-нибудь застряло, его надо снять с дерева и т. п.).

Сайт организации: http://www.extremum.spb.ru


Автор: Татьяна Алексеева

 

Share Button

Оставьте первым свое мнение.

Прокомментировать